К папи

Сегодня был прекрасный день. Я ездил к дочке. С утра, правда, оделся не по погоде. На улице минус двадцать, а я в кожанке собрался в другой город. Ну да ничего! Помёрзнув в ожидании экспресса, залез в тёплый вагон и разомлел. За окном летели зимние пейзажи да мерно постукивали колёса, а я грелся и смотрел сериал. В городе, где живёт моя дочурка со своей мамой, погода стояла прекрасная. На удивление, в феврале к полудню солнышко уже пригревает. В одиннадцать я уже звонил своей бывшей жене с вокзала. Через час они с масюсенькой вышли гулять. Встретились мы в хлебном киоске у супермаркета, недалеко от дома.

Привет, моя сладкая! - обрадовался я, увидев доченьку.

Она же посмотрела на меня, насупив бровки, и прижалась к маме.

- Вот те раз, - подумал я, - В прошлый приезд она была так рада, когда я подошёл к ней с теми же словами. - Ну ладно, пускай немножко попривыкает.

Когда мы вышли на улицу, она уже что-то лепетала мне на своём детском языке. Вскоре путь наш проходил по обледеневшей тропинке.

- Давай мне руку, - предложила ей мама.

- Не... - лапулечка посмотрела на меня и протянула мне свои крохотные ручки, - К папи.

Я обрадовался и взял крошку на руки.

- Может сама? Ножкой пойдёшь? - Уточнила мама.

- Не, к папи. - Повторила моя принцесса и устроилась поудобней, обхватив меня за шею.

Мама обогнала нас и шла впереди, потерявшись из виду нашей малышки. Я боялся, что она будет капризничать, но та, напротив, доверчиво положила голову мне на плечо и совсем затихла.

- Смотри-ка, лежит себе, отдыхает!

Бывшая вернулась к нам и посмотрела на нашего ребёнка.

- Давай ты ножкой пойдёшь? - спросила она с нотками непонятного беспокойства в голосе.

В ответ всё то - же - нет.

- Хоть варежки надень.

Тогда она утвердительно кивнула, протягивая маме ручку, а затем, со словами: "И эту", подала вторую и снова улеглась на моём плече.

Так мы дошли до магазинов. Мама зашла внутрь, а маленькая ласкуша попросила спустить её, чтоб поиграть со снежками. Собирая ледышки, она приносила их мне и снова убегала.

Мама вернулась и позвала нашу собирательницу в другой магазин и игрунья попыталась забрать свои ледяные сокровища.

- А это оставь на улице, - строго сказала мама, увидев, как она пытается двумя ручками унести с собой десяток снежков.

Та начала капризничать, объясняя на своём языке, что не оставит эти, с таким усердием собранные белые комочки.

Тут я решил вмешаться в ситуацию.

- Я покараулю их здесь, а вы с мамой идите.

Моя умничка согласилась, и они ушли в магазин, но через пару минут она вышла, оставив маму среди ненужных вещей. Сама открыла дверь и пошла со мной, собирать опавшую рябину. Она давно уже её собирает, отрывает веточки от ягод и складывает на видном месте - для птичек.

За полчаса стояния, я совсем замёрз. Мама не выходила, и я решил напомнить о нас, но как только стал подходить к магазину, моя кнопка побежала наперерез, преграждая мне вход.

- Ты тута! - кричала она, загораживая собою дверь.

Я, было, пытался её уговорить, но она серьёзно посмотрела на меня, взяла меня за брючину и отвела к снежкам, повторяя:

- Ты тута, - давая понять, что от работы сторожа меня никто не освобождал.

Наконец, увидев бывшую жену, я был так рад ей, как, наверное, при первых встречах в цветочно-конфетном периоде.

Потом мы зашли в пятёрочку, купили нашей сластёне вкусняшку и пошли кормить гулек.

Кроха всегда пребывает в таком восторге, когда голуби стаями налетают на разбросанный ею хлебушек. Только сейчас они при каждом взмахе её руки разлетались в разные стороны.

Мама заметила, что это из-за её варежек, что болтались на длинной резинке.

- Не маши руками сильно, а то гульки разлетятся.

Но разве дитя послушает?

- Давай лучше затолкаем варежки подальше в рукава, - предложил я.

Жаль, но голуби за это время почти все разлетелись.

- Кидай, дочка, - говорила ей мама. - Сейчас ещё прилетят.

- Она, вон, своего любимчика кормит, заметил я.

- Какого?

- Того, что у неё прямо под носом.

Мама взглянула на дочь и улыбнулась.

- Себя, что ли?

- Ага!

И мы пошли домой.

Перед калиткой я взял свою раскрасавицу на руки и она, улыбаясь, подставила мне для поцелуя две своих розовенькие щёчки...

Пятнадцатиминутная прогулка