Прогулки с дочей или мамины дела?

Сегодня утро выдалось пасмурным и я даже немного озяб, дожидаясь выхода моей крошки.

Дочка появилась, выруливая из-за угла на своём любимом трехколесном велосипеде и сразу заулыбалась, увидев меня. Сзади, помогая ей рулить, шла мама.

- Привет, моя сладкая!

Мы не спеша, прогулочным шагом, направились в магазин. К слову сказать, среди туч, кое-где уже проглядывало солнышко. Доехав до пункта назначения, меня оставили на улице сторожить транспорт. Но кнопочка не может оставить меня надолго в одиночестве и через пару минут она вышла из магазина.

- Вклюти мне мультик! - попросила она и я с радостью выполнил просьбу.

Чадо остановило свой выбор на мамонтенке. Устроившись поудобней на моей сумке, положенной на парапет, крохотулька с интересом следила за путешествием малыша, как мы, когда-то, в детстве смотрели этот мульт. Да и я поглядывал ей через плечо. Больно уж душевная история. И песенка тоже.

- Слонёнок! - обрадовалась малышка, увидев знакомое животное. Потом узнала и обезьянку.

Вышла мама и мы пошли дальше. В банк ушла одна мама, а мы бесились и бегали по невысокой лестнице. Непоседа подныривала под перила и тикала от меня, весело смеясь. Дальше был продовольственный магазин. Зашли все вместе. Егоза непрерывно крутила педальки, разъезжая меж стеллажей. Что и говорить, места для игр ребёнка в магазине мало. Она то и дело крутила руль, чтоб не врезаться в очередного покупателя. И все старались уступить ей дорогу. Я пытался её усмирить, но тщетно. Одна из посетительниц, всё же высказалась, ругая шалунью.

Стрекоза смутилась и отвернулась, краснея. Я покраснел тоже. Мама выбрала покупки и пошла к кассе.

- Чего ты за ней не следишь?

- Я? - удивленно переспросил я, - Вообще-то нас здесь двое. И мы оба должны следить за ней. А если ты возлагаешь ответственность на меня, то мы больше ходить по магазинам не станем. Нельзя выгуливать ребёнка и одновременно делать свои дела. Я согласен, что магазин, это не место для игр. В следующий раз мы идём только на детскую площадку. И, чтобы не продолжать ссору при малютке, я пошёл к выходу. Бусинка засеменила за мной. Конечно, на улице больше свободы, можно бегать и лазить по перилам.

- Какая ты у меня большая!

Игрунья смотрела на меня и улыбалась.

Вышла мама и позвала нас. Дочурка тотчас уселась на свой велосипед и закрутила педалями. Ехали молча до памятника Ленину. Тут мы остановились, дожидаясь маму из очередного магазина. Масюсеньке там не интересно. Игрушек и вкусняшек не покупают, бегать не дают…

То ли дело на улице.

Здесь можно бегать по дорожкам и без них, забираться на постамент и прыгать вниз или папе на руки, играть в догонялки, собирать льдинки.

Льдинок она, конечно, насобирала много. Наложила в ведерко, заполнила передний и задний багажник своего трехколесника.

- У тебя же все сейчас растает и потечет, - попробовал я отговорить кроху от собирательства.

Но та меня не услышала.

- Ладно, - подумал я, - сейчас выйдет мама и заставит все выкинуть. Пусть хоть со мной порадуется.

Настоял лишь на том, чтобы одеть варежки.

Как и было предсказано мною, вышла мама и вытряхнула весь лёд и, усадив озорницу на велосипед, повезла её, строго отчитывая за непослушание.

Вскоре вертихвостка таки взяла на себя управление и укатила подальше от нас. Мы только напоминали ей, чтоб не уезжала далеко. Я издалека нарочито громко нахваливал, что кнопка сама рулит и крутит педали. Видел, как доча улыбается, слыша мои слова.

Когда мы подходили к калитке, стала кричать дедушку:

- Деда, отклой, это мы! Меня папа встлетил!

Перед уходом она забралась ко мне на руки и поцеловала в обе щёки. Яндекс.Метрика