Воспитательные методы

Утром, дождавшись звонка от мамы, поторопился на встречу. Малышка заметила меня, когда они с мамой подходили к дороге и уже рванула было мне навстречу, но была остановлена маминой рукой. И правильно, ведь мы оба учим роднульку быть внимательной, переходя дорогу. Хоть машин и не было видно, но мы хотим, чтоб наша кнопка была осторожна и помнила правила дорожного движения. Так я воспитал сына, который, будучи маленьким, часто стремился перебежать дорогу даже на красный свет, если нет машин. Так и сейчас - мы совместно приучаем нашу непоседу переходить внимательно и, обязательно, за руку со взрослым.

Видя нетерпение, я сам ускорил шаг.

- Привет, мой зайчонок!

Зайка посмотрела на меня и заулыбалась. Перед собой она везла детскую коляску с куклой.

- Как зовут твою куклу?

- Никак.

Видимо, ещё и не задумывалась над тем, как её назвать. Да и какой смысл, ведь та не отзовётся.

Недалеко от дома, минутах в трёх ходьбы, находится детская площадка. И построена она очень интересно. На относительно малой площади уместилось много построек для детей.

Наше дитё сразу полезло на лестницу. Этих лестниц было две, поставленных крест-накрест и образовывавших собой полусферу.

- У, какая ты у нас большая!

Дочка вся зарделась от радости.

Я просунул голову между прутьями-ступеньками и улыбаясь, спросил:

- Кого сейчас поймаю?

В ответ масюсенька сделала угрожающее лицо и зарычала на меня. А через секунду улыбнулась. Полазав немного по лесенкам, егоза спрыгнула вниз и побежала к зарытым в землю автопокрышкам. Выстроенные одна за другой в одну линию, они представляли немалый интерес для детворы.

Игрунья попросила поставить её на покрышку, а потом, не отпуская папиной руки, прыгнула на следующую.

- Раз, два, три, четыре, пять, вот так, молодец!

Дойдя до последней, дочурка развернулась, перехватила мою руку и зашагала назад. Уверенная, поддерживаемая папиной рукой, шагала она довольная, улыбаясь мне и миру. И так несколько раз подряд повторяла этот трюк. Пару раз, видимо, устав, висла на моей руке, он всё же продолжала прыгать. И лишь, видимо, совсем обессилев, спустилась, сев на качели. Тут её поджидала мама.

- Держись крепко, дочка, - говорила ей мама, раскачивая кроху.

- А это сто? – спросила меня лапонька, показывая пальчиком на конструкцию рядом.

- Это машина, - ответил я ей, демонстративно садясь за руль и крутя его.

Заинтересовавшись, принцессочка слезла с качелей и попросила уступить ей место водителя. Я пересел на заднее сиденье.

- Тебе куда? - осведомилась моя шоферка в юбке.

- Мне? Вези меня в Москву!

- Москву?

Малютка немного покрутила рулём, пожужжала, имитируя звук двигателя и, вдруг, повернувшись ко мне, сказала:

- Пйиехали!

- Так быстро?

- Да!

С водилой не поспоришь…

Взяв меня за руку, вертихвостка снова пошла к покрышкам и, наверное, бегала бы по ним, пока не упала, обессилев, но вскоре, мама повела нас домой. Малую она соблазнила обещанием купить воды.

После такой беготни по покрышкам, наша солнышка просила водички, но мы с мамой, к сожалению, этого не предусмотрели.

Я же пообещал, что после сна буду ждать их на вечернюю прогулку.

Неспеша мы дошли до магазина, около которого мама оставила нас пускать мыльные пузыри.

Но пузыри - это радость на пять минут, а мы по опыту знали, что мама ушла надолго.

- Не догонис, не догонис! – крикнула мне моя масипусенька и побежала к перилам.

Довольная, визжа от восторга, бегала она от меня вокруг этих перил, вызывая улыбки прохожих. И ведь даже в пылу азарта ей хватало ума играть со мной локально, без беготни по тротуарам или, что ещё хуже - по дороге, которая была совсем рядом.

- А теперь я за тобой, - и тут-же начала догонять.

Догнала, ухватилась за мои штаны и потянула на себя. И так несколько раз. Однажды даже чуть не стащила их вниз, но я вовремя остановил «падение нравов».

У другого магазина, что неподалёку, полезла в свободную нишу между лестницей и стеной. Пошарив там немного, вылезла наружу.

- Иди сюда, - помахала солнышка мне ручкой.

- Нет, - ответил я, - я туда не полезу, ведь я большой.

Да и не мужское это дело - пыль по закоулкам собирать.

Недовольная вылезла доченька на поверхность, посмотрела мне в глаза и несильно шлёпнула ладошкой мне по лбу.

- Ну вот, - сказал я с досадой, - я специально для тебя приехал сюда погулять с тобой, поиграть. Я же тебя люблю!

- И я тебя люблю!

- Зачем же ты меня ударила?

- Я тебя воспитываю!

Вот это метод! – Подумалось мне.

Побегав ещё чуть-чуть по лестнице мы, взявшись за руки, пошли вызволять маму из маркетплена, а потом не торопясь направились к дому, договариваясь о встрече после масюсенькиного сна.

Набиралась сил принцесса долго. Прошло несколько часов, пока вновь зазвонил телефон, и мама сказала, что они выходят.

Моя радость, увидев меня, тут же побежала мне навстречу и прыгнула в мои объятья. Она улыбалась, радуясь, то ли новой встрече, то ли тому, что я сдержал своё слово и дождался, пока она отдохнёт.

- Ты сегодня долго. Я прямо соскучился!

- И я тозе!

Недолго думая, мы пошли на площадку, что неподалёку от места встречи. Вечер выдался солнечный и тёплый.

Первым делом шалунья взобралась на деревянный барабан. Проще говоря, это была детская беговая дорожка. Ребёнок встаёт на этот барабан и, держась за поручень впереди себя, перебирает ножками. Барабан крутится - малыш бежит.

Правда мама боится, пытается отговорить принцессочку, но я говорю:

- Вставай, я тебя поддержу!

- Она упадёт! Сейчас, вот, споткнётся!

- Я её страхую, - парирую я мамины страхи.

Словно на показ, ласточка спотыкается и начинает падать, но я ловко ловлю её и водружаю на барабан. Умничка хватается за перекладину, ловит равновесие и снова бежит.

- Врачи сказали, что у нас слабые ножки!

- Конечно, слабые, если сидеть подле мамы или в песочнице! Вот со мной побегает, покрутится на барабане - тут-то силы и прибавятся.

Наша раскрасавица бежит довольная, улыбается и смотрит на нас с мамой.

Конечно. Ножки устают, но ведь можно и спрыгнуть, отдохнуть, покачаться на качельках. А папа будет качать.

Подходит мама и помогает мне качать нашу кнопочку. Та довольная сидит и смотрит на нас. Всё хорошо. Лишь ветерок теребит её, начинающие кудрявиться, длинные волосы, попадающие то в глаза, то в рот.

- Волосики мешают, - жалуется она мне.

- Это их ветром задувает.

- Ветей? А посему?

- Он дует и теребит твои волосы.

- А посему он дует?

- Как ей объяснить? По-взрослому?

- Попробуй, - улыбается мама.

- Так вот! Земля у нас большая. На ней есть области с высоким и низким давлением. А воздух перемещается из области с высоким давлением в область с низким. Будто с горки едет сверху вниз. Понимаешь?

Моя понимашечка в ответ кивает. Я сомневаюсь, что она поняла меня, но ничего умнее придумать не смог.

Ну вот, отдохнули, теперь - в догонялки, с визгами и криками.

- Ты чем её кормила перед выходом? - спрашиваю маму.

- Ничем, печеньку только съела.

- Ей этой печеньки надолго хватит.

Вскоре, правда, мы идём в песочницу.

- Пап, пьинеси мне соли, - просит моё солнышко, похозяйничав формочками.

- А где она?

- Да вон же, - показывает на песок вокруг песочницы.

Я набираю.

- Это не соль. Соли мне пьинеси!

- Здесь?

- Да нет же! Вон она!

Нетерпеливо берёт меня за руку и ведёт подальше, где, по её мнению, должна находиться соль. Я набираю, но шалунья убегает туда, где неподалёку стоят другие дети. Я за ней.

Вскоре все перемещаются в песочницу. Одна из девочек просит у неё формочки. В-общем, дети общаются, играют, а мне уже пора уходить.

Я беру свою лапулю на руки и прощаюсь.

- Пока-пока, моя сладкая! Я скоро к тебе приеду!

Моя радость кивает в ответ, целует меня в щёку и просится назад, в песочницу.

- Пока-пока, пап! Яндекс.Метрика